Подсудность по договору цессии ОСАГО - Автомобильный портал

Подсудность по договору цессии ОСАГО

ВС РФ обновил разъяснения по ОСАГО

asbesto_cemento / Shutterstock.com

Особенности применения судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств уже разъяснялись Верховным Судом Российской Федерации – в Постановлении Пленума от 29 января 2015 г. № 2 (далее – Постановление № 2). Однако уже после принятия данного документа в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” (далее – закон об ОСАГО) были внесены существенные изменения. Так, с 1 января текущего года страховщики обязаны заключать договор ОСАГО в электронном виде с каждым лицом, обратившимся с соответствующим заявлением. С 28 апреля применяется правило о приоритете натурального возмещения причиненного ряду автомобилей в результате ДТП вреда (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

В связи с этим ВС РФ утвердил новое постановление – Постановление Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 (далее – Постановление). Документ содержит в себе не только рекомендации по применению нововведений, но и уточненные позиции Суда по применению норм, уже действовавших на момент вынесения предыдущего постановления, хотя большинство положений Постановления № 2 перенесено в него все же практически без правок. Среди наиболее важных можно выделить новые разъяснения по следующим вопросам.

Заключение договора ОСАГО. По общему правилу, заключение договора подтверждается наличием страхового полиса. Поскольку информация обо всех заключенных в электронном виде договорах ОСАГО должна включаться в автоматизированную информационную систему обязательного страхования (ст. 30 закона об ОСАГО), ВС РФ рекомендует судам учитывать сведения о факте заключения договора и его условиях, представляемые профессиональным объединением страховщиков. В то же время отсутствие в указанной системе сведений о страховом полисе само по себе не может являться безусловным доказательством неисполнения обязанности по заключению договора страхования, этот факт должен оцениваться в совокупности с другими доказательствами, подчеркнул Суд (п. 8 Постановления).

Сообщение страхователем при заключении договора ОСАГО в электронном виде недостоверных сведений с целью уменьшения размера выплачиваемой страховщику страховой премии, напомним, не является основанием для признания договора незаключенным и не освобождает страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Но произведенную по такому договору страховую выплату страховщик может взыскать со страхователя в порядке регресса. Также – вне зависимости от наступления страхового случая – страховщик имеет право на взыскание неосновательно сбереженной страхователем в связи с представлением недостоверных сведений суммы (абз. 6 п. 7.2 ст. 15 закона об ОСАГО). Однако если указанная сумма будет взыскана страховщиком до наступления страхового случая, он утрачивает право на предъявление регрессного требования к страхователю, так как страховая премия уплачена в полном объеме, считает ВС РФ (абз. 3 п. 9 Постановления).

Обращение к страховщику. Заявление о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и другие, необходимые в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, направляются страховщику или его представителю (абз. 3 п. 1 ст. 12 закона об ОСАГО). Перечень представителей страховщика, уполномоченных на осуществление страхового возмещения или прямого возмещения убытков, должен выдаваться страхователю одновременно со страховым полисом под расписку, отметил Суд (п. 21 Постановления). При этом во всех направляемых после подачи заявления о страховом возмещении документах должны содержаться сведения об этом заявлении, например указание на подразделение страховщика, в которое оно подано (п. 22 Постановления). Такое же правило, по мнению ВС РФ, страхователю нужно соблюдать и при подаче претензии страховщику в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязательств. Предполагается, что это позволит страховщику соотносить поступившие документы с предыдущими обращениями данного страхователя.

Прямое возмещение убытков. Начиная с 26 сентября 2017 года прямое возмещение убытков, то есть предъявление потерпевшим требования о возмещении вреда своему страховщику, возможно в случае столкновения не только двух, но и большего количества транспортных средств (подп. “б” п. 1 ст. 14.1 закона об ОСАГО). Поскольку этот порядок применяется, только если гражданская ответственность владельцев всех ТС, пострадавших в ДТП, застрахована, Суд пояснил, как осуществляется страховое возмещение в случае, когда причинителем вреда не заключен договор ОСАГО. Указано, что вред, причиненный имуществу потерпевших, возмещается владельцами транспортных средств (по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ), вред жизни и здоровью – профессиональным объединением страховщиков, а при недостаточности соответствующей компенсационной выплаты для полного возмещения вреда – его причинителем (п. 27 Постановления).

Восстановительный ремонт. ВС РФ отметил, что, помимо организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, страховщик должен возместить потерпевшему – на основании его заявления – ряд иных расходов, в частности – на эвакуацию автомобиля с места ДТП, доставку пострадавшего в нем лица в больницу, проведение работ по восстановлению дорожных знаков и ограждений и т. д. (п. 50 Постановления). При этом расходы, необходимые для того чтобы привести автомобиль в доаварийное состояние, но не предусмотренные Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, не включаются в страховое возмещение. Такими расходами, по мнению Суда, является, например, восстановление аэрографии или других нанесенных на машину рисунков (п. 39 Постановления).

Если страховщик не исполняет свои обязательства по организации ремонта, потерпевший вправе обратиться в суд с иском о взыскании страхового возмещения в форме страховой выплаты либо о понуждении страховщика к совершению требуемых действий, в том числе к выдаче направления на ремонт, указал ВС РФ (п. 52 Постановления). Кроме того, в этом случае может применяться так называемый астрент (ст. 308.3 ГК РФ) – суд вправе присудить в пользу потерпевшего денежные средства на случай неисполнения судебного акта.

Особое внимание уделено в Постановлении расчету стоимости восстановительного ремонта. Суд подчеркнул, что в отличие от общего правила, согласно которому размер расходов на замену комплектующих деталей определяется с учетом износа (п. 19 ст. 12 закона об ОСАГО), оплата стоимости обязательного восстановительного ремонта производится страховщиком без учета износа (п. 59 Постановления). Как отметил секретарь Пленума ВС РФ Виктор Момотов, это правило – своего рода компенсация для владельцев ТС, которые не могут выбрать такой способ страхового возмещения, как получение страховой выплаты. Как отмечалось выше, с 28 апреля вред, причиненный легковому автомобилю, который находится в собственности физического лица и зарегистрирован в Российской Федерации, возмещается, за исключением ряда случаев, только путем проведения восстановительного ремонта (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О позиции ВС РФ по вопросам применения норм Гражданского кодекса о перемене лиц в обязательстве на основании сделки узнайте из новости.

Уступка требования. ВС РФ напомнил, что передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору ОСАГО возможна только с момента наступления страхового случая. Причем новый выгодоприобретатель может получить возмещение при соблюдении таких же, как были предусмотрены для первоначального выгодоприобретателя, условий. Например, он должен уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая, направить заявление о страховой выплате, представить имущество для проведения технической экспертизы, направить претензию, если это не сделал предыдущий выгодоприобретатель (п. 73 Постановления).

Такие права, как право потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, компенсацию морального вреда, получение взысканного со страховщика штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего и аналогичного штрафа за неисполнение требований потребителя не подлежат передаче по договору цессии. Однако уже присужденные суммы компенсации морального вреда и указанных штрафов могут быть переданы любому лицу, считает Суд (п. 71 Постановления).

Процессуальные вопросы. Ряд новых разъяснений посвящен процессуальным особенностям рассмотрения споров, связанных с договорами ОСАГО. Отмечается, в частности, что обязательный досудебный порядок урегулирования споров считается соблюденным, если потерпевший не просто направил страховщику претензию и все необходимые документы, но и указал в них сведения, которые позволят соотнести претензию с предыдущими обращениями. В случае подачи иска о взыскании не только страхового возмещения, но и неустойки или иной финансовой санкции досудебный порядок считается соблюденным, если потерпевший обращался к страховщику лишь с требованием о страховой выплате (п. 93, п. 98 Постановления). Если же требования о взыскании неустойки и финансовой санкции заявляются после вступления в силу судебного решения о выплате страхового возмещения, потерпевший обязан направить их страховщику до обращения в суд. Кстати, при заявлении нескольких исков по одному договору нужно иметь в виду, что суд может признать такое деление требований искусственным и отказать в возмещении понесенных судебных издержек, сославшись на злоупотребление истцом процессуальными правами (п. 102 Постановления).

Цессия и осаго, подсудность

#1 legionnaire legionnaire –>

#2 Mikstura Mikstura –>

#3 legionnaire legionnaire –>

Сообщение отредактировал legionnaire: 16 Октябрь 2012 – 22:13

#4 Mikstura Mikstura –>

#5 Antiprav Antiprav –>

Есть некоторые сомнения.
То, что законом не запрещено – я “только за” и в этой части согласен.

Читайте также:  Что является предметом судебной экспертизы обстоятельств ДТП?

Далее – вопросы.
1.Потерпевший по ОСАГО не есть “кредитор в обязательстве”. Есть такая точка зрения. Поэтому, в частности, на него не распространяется закон о потребителях.
Так что нормы ГК о “перемене лиц в обязательстве” – неприменимы. Ни в какой части. Т.е. надо понимать, что будет полная “самодеятельность”.
2.Возможно, будут возражения от страховой, которая будет утверждать, что “личность кредитора” (т.е. потерпевшего) имеет существенное значение.
Но, опять-таки, это не кредитор.

Еще раз: законом не запрещено – со всеми вытекающими.

#6 Mikstura Mikstura –>

Antiprav ,
Практика уступки таких требований есть, и есть соответствующая практика на уровне ФАСов, суды считают уступку допустимой.

По поводу “потерпевший не кредитор в обязательстве”, Вы имеете ввиду точку зрения, что договор ОСАГО не договор в пользу третьего лица?

Сообщение отредактировал Mikstura: 17 Октябрь 2012 – 13:25

#7 Antiprav Antiprav –>

Суды много чего считают.

Читаем ГК про третьих лиц (ст. 430):

1. Договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

Не понятно: третье лицо – не кредитор?
Если “требует исполнения обязательства в свою пользу” – так что, изначально обязательство – “не в его пользу”?
Т.е. опять – “не кредитор”?

Поэтому и говорю – есть вопросы.

“3. Договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен”.

Еще вопросик: уступка в пользу страхователя – возможна?
Далее, возможны варианты: уступка до суда – или уступка уже после судебного решения (если был отказ и пр.).
Будет ли разница?

Лично моя точка зрения: уступать можно – но аккуратно.

#8 Дмитрий Б. Дмитрий Б. –>

Потерпевший по ОСАГО не есть “кредитор в обязательстве”

Не понятно: третье лицо – не кредитор? Если “требует исполнения обязательства в свою пользу” – так что, изначально обязательство – “не в его пользу”?

#9 Antiprav Antiprav –>

У меня нормально с образованием. Если есть вопросы – так это к ГК.

Если непонятно – могу привести массу аналогий.
Заказывается корпоратив в ресторане. Оплачивает юрик, услугу получают физики. Кто есть “кредитор в обязательстве”?
Третьи лица, физики? Ну-ну.

Кстати, Вы, что, действительно считаете – если это обязательство перед потерпевшим, то нужна специальная норма закона (и не одна), предоставляющая ему,кредитору право требовать исполнения обязательства, существующего именно перед ним? Все остальные кредиторы таким правом располагают “автоматом” – а этот не располагает? Хм.

Сообщение отредактировал Antiprav: 18 Октябрь 2012 – 11:46

#10 Pastic Pastic –>

Монстр Разума (c) Ивановский Перц

  • Модераторы
  • 58 594 сообщений
  • ОбратитьсяПубликации

    1.Потерпевший по ОСАГО не есть “кредитор в обязательстве”.

    Статья 931. Страхование ответственности за причинение вреда

    4. В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

    Статья 307. Понятие обязательства и основания его возникновения

    1. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

    Поэтому, в частности, на него не распространяется закон о потребителях.

    Во-первых, это спорно. Судя по соответствующей темы, все-таки ВС РФ пришел к выводу о том, что распространяется.
    Во-вторых, возражения относительно применения ЗЗПП к ОСАГО основаны совершенно на другом – потерпевшему страховщик никаких услуг не оказывает, услуги оказываются страхователю.

    2.Возможно, будут возражения от страховой, которая будет утверждать, что “личность кредитора” (т.е. потерпевшего) имеет существенное значение.

    #11 Antiprav Antiprav –>

    Я не говорил, что там “все просто”.
    Третьи лица – в общем случае не кредиторы. Да, они “получают исполнение” – но не в рамках “своего обязательства”. И в суд идут не они.
    Для страхования сделано исключение из общего правила: третье лицо вправе требовать.

    Поэтому возможна и такая точка зрения: кредитором является застрахованное лицо (что, в общем, бесспорно); страховая приняла на себя обязательство перед страхователем/застрахованными лицами – заплатить вместо них (ну, упрощенно).
    И застрахованное лицо – именно как кредитор – требует от страховой (должника) исполнение обязанности: возместить вред потерпевшему. Но именно обязанности – а не обязательства. А само обязательство страховой – перед застрахованным.
    И тот же ВС дает указания: если потерпевший настаивает на взыскании с причинителя вреда (на что имеет полное право) – страховая в дальнейшем обязана выплатить застрахованному то, что взыскано с него. Так перед кем обязательство?
    Так что само обязательство – перед застрахованным (ИМХО). Возместить ему (в определенной ситуации) или заплатить вместо него.
    А потерпевший – да, имеет чуть “расширенные” права. Но он не кредитор в смысле обязательства.

    Примеры “про права третьих лиц” указывал. В общем случае “им исполняется не их обязательство” (скажем так).

    А ВС – ну так нам с 2002 года утверждал, что моралка вытекающая из потребительства подсудна мировым. Ан – нет. Пленум спустя 10 лет указал на иное про неимущественные требования. И что в КАСКО нет потребительства. Опять ошибся Президиум.
    Так что я бы не рассчитывал на точку зрения ВС. Она часто, ну, без комментариев.

    Насчет возражений “ОСАГО и ЗоЗПП”: я бы ссылался на вводный закон по второй части ГК.
    Там четко сказано: если стороной в обязательстве. Далее – “из услуг” и пр.
    Поэтому либо в ОСАГО в отношении потерпевшего обязательство есть (я пока думаю по-другому) – тогда есть потребительство. Либо обязательства нет – соотв., нет.

    Ну и так, уж коли зашла речь.
    Берем вводный закон по второй части ГК – “сторона в обязательстве” – и “тупо” (т.е. дословно) применяем его к договорам купли-продажи между физиками. В законе о потребителях “вторая сторона” – юрик или ИП. В вводном законе – “сторона в обязательстве” располагает правами, указанными в законе. Независимо, кем является “вторая сторона”.

    Будет много споров. Не так там все однозначно.

    Подсудность дел по ОСАГО

    Уклонение страховой компании от выплаты возмещения страхователю даже при признании случая страховым фиксируется при каждом пятом обращении страхователей с заявлениями о страховом случае по ОСАГО. Несогласные страхователи вынуждены обращаться в суд для защиты и восстановления своих прав и законных интересов.

    Рассмотрение дела судом, к подсудности которого оно отнесено процессуальным законодательством, гарантировано частью 1 статьи 47 Конституции РФ. Другими словами, чтобы иск был принят судом к рассмотрению, потерпевшему в ДТП необходимо обратиться в суд с соблюдением правил территориальной подсудности.

    Напомним общую схему действий лица, попавшего в ДТП и не являющегося его виновником.

    В соответствии с требованиями Федерального закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” страхователь обращается в страховую компанию (ее офис, филиал или представительство) с заявлением о страховом случае по ОСАГО.

    Согласно статье 12 указанной выше нормы права страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате в течение 20 календарных дней с момента получения заявления с приложенными к нему документам, за исключением нерабочих и праздничных дней. Нерабочие праздничные дни определяются положениями статьи 112 Трудового кодекса. В течение данного периода времени страховщик обязан выплатить потерпевшему страховое возмещение или направить транспортное средство на ремонт с указанием его срока, либо предоставить страхователю мотивированный отказ в страховой выплате.

    Практически во всех случаях сотрудники страховой компании осматривают поврежденное транспортное средства и составляют акт его осмотра. Далее страховая компания скрупулезно исследует обстоятельства произошедшего с целью обнаружить любую зацепку, дающую ей формальное основание не признавать случай страховым. Часто недобросовестные страховщики, даже при всей очевидности и бесспорности страхового случая, не только не производят выплату страховое возмещение, но и не предоставляют страхователю мотивировку такого отказа.

    При таких обстоятельствах у потерпевшего не остается ничего иного, кроме обращения с иском в суд. Можно, конечно, плюнуть на все и простить всех. Но это уже совсем другая история.

    Читайте также:  Долгосрочная аренда земли у государства

    Соблюдение потерпевшим обязательного досудебного порядка урегулирования споров

    Обязательный досудебный порядок урегулирования споров из договора ОСАГО установлен абзацем 2 пункта 1 статьи 161 и пунктом 3 статьи 19 Федерального закона об ОСАГО. Страхователь должен направить страховщику претензию со дня, когда узнал или должен был узнать:

    • об отказе страховой компании в выплате страхового возмещения или в прямом возмещении убытков путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного ТС;
    • о производстве страховых выплат или прямого возмещения убытков не в полном объеме.

    Порядок обязательного досудебного порядка урегулирования споров считается соблюденным потерпевшим при направлении и доставке претензии, содержащей сведения, дающие страховой компании возможность идентифицировать ее с предыдущими обращениями.

    Какие суды рассматривают дела по спорам, возникающим из договоров ОСАГО

    В соответствии со статьей 28 Гражданского процессуального кодекса иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется по месту нахождения организации.

    Согласно части 7 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца. На основании положений части 2 статьи 17 Федерального закона от 04.02.1992 № 2300-1 “О защите прав потребителей” иски о защите прав потребителей могут быть направлены по выбору истца в суд по месту жительства или месту пребывания истца.

    На основании Конституции РФ, положений Федерального закона № 5242-1 от 25.06.1993 “О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации”, в соответствии с которыми, во взаимосвязи со статьей 20 Гражданского кодекса следует, что действующее законодательство связывает место жительства гражданина с наличием у него регистрации в жилом помещении.

    Определение подсудности для различных категорий потерпевших

    Пунктом 88 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 58 от 26.12.2017 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” разъяснено, что данная категория дел согласно пункту 1 части 1 и 2 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса рассматривается судами общей юрисдикции по правилам статей 23, 24 Гражданского процессуального кодекса, а именно:

    -если цена иска на день подачи заявления не превышает 50 000 рублей, дело подсудно мировому судье;
    -если цена иска по имущественному спору превышает 50 000 рублей, либо иск не подлежит оценке, также дела подсудны районному суду.

    Споры по договорам ОСАГО и связанным с осуществлением предпринимательской или иной коммерческой деятельности индивидуальными предпринимателями или юридическими лицами разрешаются арбитражными судами.

    Действующим законодательством за потерпевшим закреплено право предъявления исковых требований о возмещении ущерба непосредственно к причинителю вреда. В этом случае истец согласно части 3 статьи 40 Гражданского процессуального кодекса обязан привлечь в качестве ответчика того страховщика, к которому он вправе обратиться с заявлением о выплате страхового возмещения.

    Примите, пожалуйста, во внимание, что юристы нашего бюро, специализирующиеся исключительно на спорах, вытекающих из договоров ОСАГО, оказывают практическую помощь потерпевшим в составлении искового заявления в суд о взыскании со страховой компании страховой выплаты или прямого возмещения убытков. Стоимость искового заявления не превышает 3 000 рублей. Клиенту не обязательно лично являться в офис юридического бюро – иск будет составлен на основании документов направленных по электронной почте в течение двух суток со дня их получения.

    ВС: страхователь может уступить право требования возмещения по договору КАСКО

    12 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по спору между предпринимателем, которому было уступлено право требования страхового возмещения по ДТП, и страховщиком, не согласным с такой цессией.

    Признание договора цессии страхового возмещения по КАСКО недействительным

    В октябре 2015 г. Александр Букатов и страховая компания «ВСК» заключили договор КАСКО, по условиям которого страховое возмещение предоставлялось в виде ремонта авто на станции технического обслуживания по выбору страховщика. В феврале следующего года застрахованный автомобиль пострадал в ДТП, и гражданин обратился к страховщику за страховым возмещением. Впоследствии он уступил указанное право требования предпринимателю Андрею Ковалёву по соответствующему договору уступки.

    По условиям такого договора цессионарий приобретал в том числе право требовать от страховой компании возмещения ущерба по страховому полису; компенсационной выплаты от профессиональных объединений страховщиков в случае банкротства или отзыва лицензии у страховщика; возмещения ущерба от причинителя вреда. Кроме того, он мог требовать компенсации утраты товарной стоимости, уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещения убытков, уплаты неустоек, пени и штрафов, а также у него возникли иные права, обусловленные случившимся ДТП. Впоследствии страховая компания оспорила договор цессии в суде, мотивировав свой иск тем, что Александр Букатов не получил ее согласие на уступку требований по страховке вопреки требованиям договора КАСКО и Правилам страхования.

    Районный суд отказал в удовлетворении иска, однако апелляция отменила его решение и признала спорный договор недействительным. Свое определение вторая инстанция обосновала тем, что п. 7.6 Правил добровольного страхования компании предусматривал, что права и обязанности страхователя по договору не могут быть переданы третьему лицу без письменного согласия страховщика, а при заключении спорного договора такое согласие получено не было.

    ВС вернул дело в апелляцию

    Андрей Ковалёв подал жалобу в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

    Суд отметил допустимость уступки требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) при ее непротиворечии закону (ст. 388 ГК РФ). Согласно п. 3 и 4 той же статьи (в редакции, действовавшей на момент заключения договора) соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы последнюю и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование. При этом кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения. Как пояснил ВС, право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

    Со ссылкой на п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54 Суд отметил, что уступка требований по денежному обязательству в нарушение условия договора о предоставлении согласия должника или о запрете уступки, по общему правилу, действительна независимо от того, знал или должен был знать цессионарий о достигнутом цедентом и должником соглашении, запрещающем или ограничивающем уступку (п. 3 ст. 388 ГК РФ). Вместе с тем, если цедент и цессионарий, совершая уступку вопреки названному договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику, такая уступка может быть признана недействительной (ст. 10 и 168 ГК РФ).

    Кроме того, ВС указал на то, что при признании недействительным всего договора цессии апелляция не учла ст. 180 ГК РФ, согласно которой недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. По спорному договору передавалось право требования не только к страховой компании «ВСК», но и к другим лицам, однако суд второй инстанции не обосновал свои выводы о признании недействительным договора цессии в части передачи денежных требований, не связанных со страховой компанией и не требующих согласия на их уступку.

    В связи с этим Верховный Суд вынес Определение № 14-КГ18-53, отменив определение апелляции и вернув ей дело на новое рассмотрение. При повторном рассмотрении спора второй инстанции следует учесть п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49, согласно которому при наличии спора о действительности или заключенности договора суд, пока не доказано иное, исходит из его заключенности и действительности.

    Если условие договора допускает несколько разных вариантов толкования, один из которых приводит к недействительности или к признанию его незаключенным, а другой не приводит к таким последствиям, то, по общему правилу, приоритет отдается варианту толкования, при котором договор сохраняет силу. Учитывая, что в п. 1.1 спорного договора не содержится четкого указания о переводе права требования на получение страхового возмещения в натуральной форме, содержание этого условия договора может толковаться и как допускающее право требовать страховые выплаты в денежной форме.

    Эксперты «АГ» выразили согласие с выводами ВС

    Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян полагает, что определение последовательно развивает позицию ВС о приоритете сохранения силы договора. «Применительно к договорам цессии по денежным требованиям такая позиция достаточно последовательно поддерживается судами с учетом изменений, внесенных в ГК РФ еще в 2013 г., – отметил он. – В данной норме четко указано, что соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование (п. 3 ст. 388 ГК РФ). И единственным негативным последствием в данном случае выступает то, что кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения».

    Читайте также:  Судебная практика о возмещении ущерба причиненного ДТП

    По мнению эксперта, ограничения в договоре на уступку, которые являются основанием для успешного оспаривания такой уступки, могут быть связаны только с неденежными требованиями. Применительно к ситуации по уступке прав из последствий ДТП по КАСКО к такому неденежному элементу может относиться только возмещение в натуральной форме. Именно на это обращает внимание апелляции Верховный Суд, предлагая при этом толковать договор в целях его сохранения. В связи с этим Артур Зурабян предположил, что вторая инстанция откажет в удовлетворении требований страховщика, но сделает оговорку о том, что уступка не касается права на возмещение ущерба в натуральной форме, а ограничивается только денежными выплатами.

    Адвокат считает, что определение ВС положительно скажется на формировании последовательной судебной практики по цессии денежных требований в судах общей юрисдикции. «Такие разъяснения Верховного Суда необходимы, так как при наличии прямого запрета в договорах на уступку без согласия кредитора судам психологически сложно игнорировать такие ограничения, – отметил он. – Ведь даже в арбитражных судах, где практика по уступках гораздо обширнее, суды продолжали в отдельных случаях признавать недействительными уступки по денежным требованиям в связи с наличием ограничений в договорах (например, судебные акты по делу № А45-2534/2015)».

    Старший юрист корпоративной практики юридической компании «Дювернуа Лигал» Анна Сенаторова также выразила согласие с выводами Верховного Суда. При этом она полагает, что Суд ведет активную работу по обеспечению единства судебной практики: «ВС продолжает напоминать нижестоящим судам о необходимости учитывать все последние изменения в ходе продолжающейся реформы гражданского законодательства, воспринимать разъяснения Пленумов не как пустые формальные постулаты, а как “дорожную карту”».

    По мнению юриста, в определении ВС в очередной раз подчеркнул значимость указанной реформы и усложнение порядка толкования договора в связи с появлением многих правовых нюансов. «В рассматриваемом споре Суд поясняет, что если договор допускает несколько вариантов толкования, один из которых ведет к недействительности, то предпочтение отдается тому варианту, которое сохраняет договор, – отметила эксперт. – Это довольно важное замечание для стабильности гражданского оборота, оно не позволяет недобросовестным участникам разворачивать сделки в угоду своим только интересам».

    Также Анна Сенаторова полагает, что ВС продолжает подталкивать нижестоящие суды к активному применению положений ст. 10 ГК РФ (предел осуществления гражданских прав): «На практике мы видим, что арбитражные суды все-таки учитывают соответствующие нормы о добросовестности, в то время как суды общей юрисдикции соответствующие правовые положения априори пропускают».

    Как отметила эксперт, Суд также указал, что при толковании договора не нужно забывать основные начала и принципы гражданского права. «По сути, Верховный Суд дал “зеленый свет” судам общей юрисдикции, прописал своего рода “протокол”, указывающий, через какого рода призму нужно рассматривать спорные соглашения – основные начала и принципы гражданского права (в т. ч. принципы диспозитивности, добросовестности), разъяснения его Пленумов».

    Подсудность по договору цессии осаго

    Р» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

    Решением суда первой инстанции исковые требования Ч. удовлетворены частично: со страховой компании «Р» в пользу Ч. взыскано страховое возмещение, расходы на оплату экспертизы, а также судебные расходы в виде оплаты услуг представителя, оплаты услуг нотариуса и почтовых расходов. В удовлетворении исковых требований Ч. о взыскании неустойки, штрафа и денежной компенсации морального вреда отказано.

    Отказывая Ч. в иске о взыскании денежной компенсации морального вреда и штрафа, суд первой инстанции исходил из того, что истец действовал недобросовестно, не представив свое транспортное средство для осмотра страховой компании, а, направляя заявление о страховой выплате и претензию в адрес ответчика, не представил необходимые для выплаты документы.

    Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требования Ч.

    Сам себе адвокат

    Следует принимать во внимание, что отсутствие в полисе обязательного страхования отметки об эксплуатации транспортного средства с прицепом, наличие которой предусмотрено пунктом 7 статьи 4 Закона об ОСАГО, не может служить основанием для отказа страховой организации в осуществлении страховой выплаты. Вместе с тем применительно к подпункту «в» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО страховщик в указанном случае имеет право регресса к страхователю — причинителю вреда.

    50. Потерпевший вправе обратиться в суд с иском к страховой организации о выплате страхового возмещения после получения ответа страховой организации на претензию или по истечении пятидневного срока, установленного пунктом 1 статьи 16[1] Закона об ОСАГО для рассмотрения страховщиком досудебной претензии, за исключением случаев продления срока, предусмотренного пунктом 11 статьи 12 Закона об ОСАГО.

    Страховщик, выплативший страховое возмещение по договору КАСКО и занявший в правоотношении место потерпевшего, обладает правом требовать возмещения причиненных убытков от страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда, независимо от того, имелись ли условия, предусмотренные для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков.

    (По материалам судебной практики Арбитражного суда Уральского округа)

    Страховая выплата

    9. Лица, владеющие транспортным средством на основании договора аренды либо в силу полномочия, основанного на доверенности, самостоятельным правом на получение страховой выплаты не обладают.

    Post navigation

    Анализ судебной практики свидетельствует, что при разрешении требований о взыскании неустойки суды исходят из того, что неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, не подлежит начислению на сумму расходов по эвакуации транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия и т.п.

    Данный вывод судов нельзя признать правильным по следующим основаниям.

    В силу абзаца второго пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО при несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с названным Федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

    В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 55 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г.

    Постановление пленума верховного суда по осаго

    Изменения связаны с введением независимой оценки квалификации, установлением требования предоставления нового обязательного документа при устройстве на работу, появлением новой главы о регулировании труда работников малого бизнеса… Читать дальшеОлег Михайлович Павлецов (Москва)

    Как выгоднее учесть расходы, которых нельзя избежать?

    О каких рисках стоит помнить при заявлении вычетов по НДС?

    Что делать вменёнщикам, чтобы не платить ЕНВД?

    Административные правонарушения в деятельности компании не редкость.

    Комментарий к постановлению пленума верховного суда по осаго

    С», ссылаясь на положения части 1 статьи 15 ГК РФ, статьи 16.1 Закона о защите прав потребителей, части 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО, о признании соглашения от 17 апреля 2015 г. недействительным; взыскании страхового возмещения в размере 39 675 рублей, а также по иным требованиям. В удовлетворении заявленных требований было отказано.

    При разрешении спора судом установлено, что 17 апреля 2015 г. между истцом и ответчиком заключено соглашение, которым стороны определили размер ущерба, причиненный имуществу истца, определили порядок возмещения истцу ответчиком установленной соглашением суммы ущерба, а также определили последствия заключения данного соглашения. Ответчик, перечислив истцу определенную соглашением сумму страхового возмещения, надлежащим образом исполнил принятые на себя обязательства по заключенному с истцом соглашению.

    По мнению ответчика, рассмотрение заявленного иска непосредственно влияет на объем обязанностей страховой организации, застраховавшей гражданскую ответственность причинителя вреда, по отношению к нему, в силу чего привлечение данной организации к участию в указанном деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, является обязательным, а несоблюдение арбитражным судом указанной обязанности может, в соответствии с пунктом 4 части 4 статьи 270, пунктом 4 части 4 статьи 288 АПК РФ, явиться причиной отмены решения судами вышестоящих инстанций по безусловным основаниям.

    Суд первой инстанции заявленное ходатайство отклонил, иск удовлетворил.

    Рубрики

    Определение размера страхового возмещения по застрахованному имуществу, на которое распространяется гарантия производителя, заключающаяся в использовании данных, представленных соответствующими дилерами, не должна учитываться при регулировании отношений в области обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

    На основании изложенного суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Н. о взыскании страхового возмещения исходя из стоимости восстановительного ремонта в сервисном центре официального дилера.

    (По материалам судебной практики Красноярского краевого суда, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда)

    Ссылка на основную публикацию